Просветление или оскорбление?

Один из самых горячих споров за историю Клуба читающих бизнесменов вызвала книга «40 уроков русского». Одни увидели в ней ответы на главные жизненные вопросы, другие — комплекс неполноценности и угрозу нацизма.

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
40 аргументов «за».

Книгу Сергея Алексеева «40 уроков русского» предложил к обсуждению Клуба читающих бизнесменов владелец сети автокомплексов «Реактор» Илья Николин. Он размышлял об изначальном смысле слов русского языка в интерпретации автора, смысле жизни, ответственности перед миром и  людьми и даже поделился лирикой собственного сочинения.

 

Николин начал представление книги на лирической ноте:

 

— Каждый из нас всю свою жизнь ищет ответы на те самые незаданные вопросы. Когда мы начинаем себя осознавать как личность, как деятеля, как нечто, способное внести изменения в мир, у нас появляются вопросы: «Зачем? Почему? Для чего? Кто мы?» Как у господина Алексеева: ну наелись, а что дальше? Каждый из нас несет в себе искру божественной энергии, мы к ней обращаемся, когда надо принимать какие-то РЕшения (сочетание «ре» по Алексееву несет смысл «информация, данная свыше». — Прим. ред. )

 

И не всегда у нас хватает аналитичес-кой информации, чтобы это решение принять, понять, верно ли мы поступаем в каком-то случае. А таких решений принимать нужно много, особенно тем, кто руководит достаточно крупными предприятиями. Тогда на помощь приходит совесть, со-весть — «совместное ведание». Откуда в нас это? Можно спорить, насколько точно, достоверно, истинно изложен материал в книге «40 уроков русского». Но то, что он позволяет находить для себя ответы и вдруг сшиваются ранее накопленные за всю жизнь знания, происходит инсайт, открытие, озарение, назовите как угодно, — это бесспорно. Я пришел к выводу, что в нашей жизни достойно заниматься тремя вещами: учить, врачевать и возделывать ниву (в самом широком смысле). Когда мы занимаемся чем-то другим, что нас может оправдать? Для себя я понял следующее: если мы не занимаемся ни одним из трех этих дел, то единственное, что нас может оправдать, — это если людям от нашей работы становится хорошо. По терминологии бизнеса — «довольный клиент». Если у клиента возникает доброе чувство, чувство благодарности — «благо дарить», тогда мы имеем право заниматься своим делом.

 
 
40 аргументов «против».

Собравшиеся в зале скептики были в меньшинстве, но оппонировали как никогда активно. Доктор филологических наук Татьяна Рогожникова в пух и прах разнесла концепцию автора (незнакомый с текстом читатель может получить некоторое представление о ней из выступлений сатирика Михаила Задорнова. – Прим. ред.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Психотерапевт Марк Гринберг обратил внимание на спорные моменты книги.

 

— В психологии есть такая штука — комплекс неполноценности, который компенсируется через комплекс гиперкомпенсации. В определенные периоды биографии социума люди испытывают на себе такое внешнее давление, не соответствующее их представлению о себе, что им необходимо его каким-то образом компенсировать. Тогда легко рождаются представления об «униженных и оскорбленных», как об исключительных, о представителях высшей расы. Все-таки эта книга не столько о языке, сколько о великой нации, книга, которая дает человеку ощущение принадлежности к высокому, избранному, исключительному. Обращаться с этим посылом нужно очень осторожно.

 

Игорь Журиков («Лексфорт») был дотошен, как и положено юристу.

 

— Возникает впечатление, что автор рылся в языке довольно любительски. Он использовал его как инструмент донесения других своих идей, о которых он не хочет сказать прямо. Отдельные вещи — как он нападает на письменность, мол это безусловное зло, которое изувечило устную речь, или, как я понял из отдельных упоминаний, он дико одобряет Сталина. Это его идеология, которую он догматически вплетает и пытается насадить. С этой точки зрения — детям своим я бы не дал читать, только после формирования личности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Светлана Гонтовая («ФНБ-аудит») выступила резче всех.

 

— Мне книга категорически не понравилась. Как человек дисциплинированный я хотела прочитать ее до конца, но не смог-ла. Мировоззрение автора я сформулировала словами Гоголя: «В этом городе единственный приличный человек — прокурор, и тот, если правду сказать, — большая свинья». Некоторые пассажи казались мне просто оскорбительными по-человечески. Я терпимо отношусь к лицам разной ориентации, возможно, считаю, что сейчас идет перегиб в сторону защиты сексуальных меньшинств, но я при любом раскладе не назову их животными. Человек, который себе позволяет такие пассажи… Такое мировоззрение для меня даже не чуждо, я его посчитала для себя категорически вредным.

 

 

Текст опубликован в газете «Деловой Омск» №28 (131) от 18 июля 2016

Поделиться в Facebook
Please reload

Читайте также:

21/02/2018 «Ленс Армстронг, «Тур де Франс», и самый громкий скандал в истории спорта», авторы Р. Альберготти, В. О‘Коннел

21/02/2018 «Жизнь без целей», автор Стивен Шапиро

1/5
Please reload

Поиск по тегам:
Please reload

© 2017 Клуб читающих бизнесменов.